Всемирное общество русских католиков

Сестра Елизавета Голицына

Осенью 1840 года, то есть в самый год кончины отца Димитрия Голицына в Америку приехала его родственница, католическая монахиня, Елизавета Голицына. На много лет моложе отца Димитрия, мать Елизавета Голицына родилась и провела свое детство в России, но монашество приняла во Франции. Она принимала деятельное участие во французской католической жизни тридцатых годов прошлого столетия и проживала во французских монастырях до того, как высадиться на американской земле. В Америке, как отцу Димитрию, ей было суждено умереть.

“Митрий” погребен в своем приходе Лоретто на восточном побережье Соединенных Штатов; мать Елизавета похоронена на юге Америки, на берегах Миссисипи. Судьбы этих двух представителей исторического рода Голицыных в Америке во многом отличаются друг от друга, но, быть может, в них мы найдем некоторое сходство и общие черты русского характера, в частности, готовность всецело отдать себя высшей цели.

Из биографии матери Елизаветы мы видим чуть ли не с ранней юности эти характерные черты.

Она была дочерью князя Алексея Андреевича Голицына, родилась в 1797 году, была крещена и воспитывалась в православной семье и проявила с детства пламенную веру в свою церковь. И вдруг, когда Елизавете было лет пятнадцать, она узнала, что ее мать (урожденная Протасова) приняла католичество, а вслед за ней и все ее сестры. Возмущенная этим переходом в “чужую веру”, Елизавета написала собственной кровью торжественный обет противиться всеми силами Католической Церкви. Но после некоторого времени, это сопротивление католичеству сменилось интересом к его учению и, наконец, желанием ближе с ним познакомиться. В конце концов, Елизавета последовала примеру своей матери и присоединилась к Католической Церкви. Во время своего пребывания за границей, куда она ездила в эти годы, Елизавета встретила известного иезуита и духовного руководителя, отца Розавэна. Молодая девушка ему поведала, что хотела бы посвятить себя Богу и просила указать ей монашеский орден, который лучше всего соответствовал бы ее стремлениям. Отец Розавэн исполнил желание Елизаветы. Но он не избрал для нее ни одного из давно известных и веками утвержденных женских монастырей. Он направил ее в совсем недавно основанную общину, которая только что была признана Римом. Это было Общество Святого Сердца Иисуса для развития и поощрения высшего образования католических девушек.

Основательница Общества Святого Сердца Иисусова, Магдалина София Бара, которая начала свою работу в начале XIX века, была канонизирована в 1908 году, через много лет после поступления Елизаветы Голицыной в ее орден.

Но уже в то время все окружавшие ее монахини и духовные руководители не сомневались в исключительной святости этой замечательной французской подвижницы.

Магдалина София Бара родилась в семье скромного бургундского ремесленника-бочара. Брат ее принял священнический сан в самый разгар французской революции, вожди которой преследовали Церковь, но не смогли погасить огонь веры в сердце французского народа. Брат Магдалины Софии, Людовик Бара, был заключен в тюрьму, но через некоторое время освобожден и рукоположен. Между тем, его сестра сама готовилась к монашеской жизни, и брат помог ей найти свое призвание. Он поехал с двадцатилетней Магдалиной Софией в Париж и представил ее отцу Варэну, который в то время пытался основать общину, задуманную молодым священником Леонором де Турнели, погибшим во цвете лет. Де Турнели пережил самые тяжкие годы антирелигиозных преследований. Он ясно сознавал необходимость создать школы для католических девушек, дабы оградить их от безбожия и морального разложения. Отец Варэн продолжал начатое де Турнели дело, но тщетно искал руководительницу. Его школа уже в то время носила имя Святого Сердца Иисуса. Познакомившись с Магдалиной Софией Бара, он увидел ней посланную ему Богом сотрудницу. Он не задумываясь предложил ей пост руководительницы. Новое учебное заведение — первое в своем роде, из которого выросли многие десятки таких же учреждений по всей Европе и в Новом Свете, в частности, в 1801 году в городе Амьене, на севере Франции. Юная руководительница — самая застенчивая и как будто неопытная из всех представленных Варэну кандидаток — приняла постриг вместе с четырьмя другими послушницами. Вскоре изо всех концов Франции в Общество Сердца Иисуса стали стекаться новые молодые силы. Множество девушек вступали в монашество или записывались в школу. В первоначальном помещении школы в Амьене недоставало места для всех желающих.

Было решено открыть новые центры Общества, но кроме этого, было необходимо найти для матери Магдалины Софии Бара помощницу, способную с ней сотрудничать и развивать работу. Опять-таки отец Варэн нашел человека достойного этой миссии. Имя ее — Роза Филиппина Дюшэн, монахиня монастыря в окрестностях Гренобля, которая присоединилась к новому ордену. Мать Дюшэн была одной из первых духовных дочерей Магдалины Софии, посетивших Северную Америку. Она была провозглашена блаженной через несколько лет после канонизации матери Бара.

В 1826 году у руководительницы Общества Святого Сердца Иисуса появилась и другая сотрудница. Это была Елизавета Голицына, которая вступила в эту общину по совету своего духовника Розавэна.

Мать Бара с радостью приветствовала молодую русскую девушку и не замедлила убедиться в ее дарованиях. Елизавета приняла постриг в городе Метце и дала первые обеты в Риме, на Тринита деи Монти. Свои окончательные обеты она произнесла в Париже в 1832 году. Как мы видим, Общество Святого Сердца Иисуса уже настолько развилось, что его центры процветали в целом ряде европейских городов. На руководительницу пала тяжкая обязанность опекать около сорока учебных заведений. Мать Бара высоко ценила помощь Елизаветы Голицыной и глубоко к ней привязалась. Русская монахиня была назначена генеральным секретарем Общества и “визитатором”. Это означало, что мать Голицына должна была объезжать с инспекцией все учебные заведения, находящиеся в ведомстве Общества. Таким образом, Елизавете Голицыной предстояло посещать не только школы Святого Сердца Иисуса в Европе, но и в Америке.

Мы уже видели, что в начале XIX века население Соединенных Штатов насчитывало значительное число католиков, и что главным католическим центром в Америке была балтиморская епархия под епископом Кароллем. Но во время войны Соединенных Штатов с Англией в 1812 году, условия жизни в Балтиморе стали настолько трудными и опасными, что многие жители этого города и его окрестностей решили переехать в Луизиану. Эта южная область Америки была недавно приобретена Соединенными Штатами, то есть откуплена у французских колонистов. В Луизиане, и особенно в ее главном центре Нью-Орлеане, население было смешанное, поскольку эта область несколько раз переходила из рук французов к испанцам и наоборот. Сюда также имигрировали тысячи французов из “Акадии” (Новая Скоша), когда эта область на дальнем севере Канады была захвачена англичанами. Французское и испанское население было католическим и среди него преобладал, как и доныне, французский язык.

Вместе с другими католиками из Балтимора в Луизиану переехала семья колониста Гарди. Этой семье пришлось приспособиться к быту местных французов, несмотря на то, что по происхождению и по воспитанию они были типичными “янки”. Гарди сделался плантатором и отдал свою дочь Мэри в местную католическую школу. Эта школа была создана в Луизиане Обществом Святого Сердца Иисуса, по настоянию епископа Дюбура из Нью Орлеана. Дюбур сам ездил во Францию и лично переговорил с матерью Бара. В Америку была послана мать Дюшэн с группой монахинь. Одна из них, мать Одэ, и открыла школу, в которой обучалась Мэри Гарди.

Французские монахини начали свою деятельность в Америке в самых трудных условиях, как, впрочем, и все пионеры Нового Света. Они селились в деревянных домиках или наскоро сколоченных срубах. Они спали на сеновале с тем, чтобы предоставить нижнее помещение “классным комнатам”. Духовный руководитель монахинь, отец де ла Круа, уступил свое помещение школе, а сам поселился в амбаре. Монахини купили на собранные деньги корову, развели огород, насадили малину и другие ягоды, и таким образом пережили первые годы своего миссионерства.

Епископ Дюбур втайне дивился мужеству миссионерок, но не хотел выдавать себя. Он шутливо говорил матери Дюшэн, что “ей недостает кротости святого Франциска Ассизского”. Между тем, школы Святого Сердца Иисуса продолжали развиваться в Луизиане. Вместо примитивных срубов были выстроены кирпичные здания и церкви. Католические семьи Луизианы охотно посылали своих дочерей в эти школы. Появились и молодые американки, желавшие принять постриг в Обществе. Епископ Дюбур всегда выражал пожелание, чтобы монахини Святого Сердца в Америке были бы американками. Это пожелание вполне оправдалось, когда Мэри Гарди поступила в новую школу Общества имени Архистратига Михаила, основанную на берегах одной из величайших рек Америки — Миссисипи. В ней действительно уже не только учились, но и готовились в учительницы юные дочери Нового Света.

Сама Мария Гарди, закончив свое обучение, вступила в 1826 году послушницей в Общество. Но ввиду ее исключительных способностей, она была назначена даже до окончания послуха надзирательницей школы Святого Михаила. Ей было в то время восемнадцать лет. Мэри Гарди, получившая при постриге имя Алоизии, справедливо считается основательницей и руководительницей целой сети школ Общества в Америке.

Ввиду быстрого развития этой сети учебных заведений в Новом Свете, Магдалина София Бара решила послать туда своего визитатора, Елизавету Голицину. Кроме ознакомления со школами и новициатами, посланница имела еще одно задание: ввести в Америке новый устав Общества, недавно выработанный во Франции и вносивший значительные поправки в первоначальное правило, созданное в Амьене.

 

Е. А. Изволъская

Печатается по изданию -“Американские святые и подвижники.”

— Русский Центр Фордамского Университета, 1959